~Valtiel~
Это утро в Вудландии началось как обычно: солнце тихо подкралось из-за горизонта, и, словно заботливая мама, начало будить природу. Встрепенувшись, и скинув с себя всю ночную росу как пижаму, нехотя просыпались деревья. Они расправляли свои ветки и растопыривали листочки, будто потягиваясь после зарядки. Пробуждаясь с недовольным гулом, с изумрудных холмов спускался ветер, готовый снова приступать за свою тяжелую работу по присмотру за Вудляндией. Зажмурившись лепестками, просыпались невероятной красоты цветы Вудляндии. От малышек Тицинок, чьи лепестки меняют цвет в зависимости от настроения; до стареньких Кофитоций, лепестки которых уже немного повяли, и чем-то напоминали щеки старушек, покрытые морщинками, но все такие же мягкие и бархатные. Птицы в Вудляндии всегда просыпались первее всех. Они хоть и спали ночами, но возникало ощущение, будто они чувствуют приближение солнца уже тогда, когда оно только-только скрылось за горизонтом. Поэтому пока вся остальная природа только выпадала из объятий Морфея, птицы уже водили в воздухе хороводы и напевали свои бесконечный, постоянно изменяющийся репертуар песен. Быть может, именно поэтому некоторые любители поспать недолюбливали пернатых обитателей Вудляндии. Самые маленькие обитатели Вудляндии просыпаются синхронно с деревьями, когда те, скидывая с себя пижаму, забывают, что на их больших руках спят еще и малютки гусеницы. А под градом росы и падающих гусениц обитатели муравейников и прочие травянистые жители поднимают вверх свои миниатюрные мохнатые лапки и грозятся что "Ну вот в следующий раз я вам ...". И в следующий раз все снова повторяется и заканчивается тем же "...я вам..". Больше всего везет могучим обитателям Вудляндии: храбрые серолапые медведи, саблезубые златогривы, доблестные олани, среброшерстные волки и другая живность просто спит в своем укромном логове и не тревожится ни пением птиц, ни брызгами ледяной росы, ни чем-либо еще, что хоть как-то может нарушить сон. Ах да, еще повезло старой мудрой Совне. После нескольких лет таких ранних пробуждений, она сделала для своего дупла ставню, собранную из опавших листьев и смолы деревьев. Так что теперь Совна может спать до тех пор, пока она не снимет ставню, либо пока эту ставню не сдует резким порывом ветра.
Да, это утро выдалось бы таким же как и любое другое утро в Вудляндии, если бы не одно
- Воль! Вооооль!
Из чащи леса, со скоростью пули вылетает маленький серый клубок шерсти.
- Вооооооль! Опять спишь до цветочного посерения, брюхо ты мохнатое.
Комочек спотыкается о муравейник и кубарем летит по лужайке единорогов, приводя ее обитателей в некоторое замешательство. Серая малышка встает на лапки, отряхивается, приводит свою шерстку в порядок и решает сменить способ передвижения. Она похожа на маленькую, набитую плюшем подушку с лапками и еле заметными ушками.
- Мискузи, уважаемые. - извиняется малышка перед шокированными единорогами.
- Прффф..... - отвечают единороги и продолжают щипать лазурную траву.
Малышка потирает лапки и, обняв дерево, моментально взбирается на самую его верхушку. Снова приводит себя в порядок, прикрывает глаза маленькой лапкой от солнца и начинает просчитывать маршрут.
- Ага, 3 дерева прямо... там 1 дерево налево до сторожки старого эльфа, и снова прямо до норки Фруза.
Пушистая миниатюрная подушечка приседает, повиливает хвостиком, зажмуривается и оттолкнувшись начинает маленькими, но быстрыми прыжками преодолевать свой путь, напоследок еще раз потревожив единорогов. Бедные животные так и не поняли, что за сплав смолы и листьев упал им на голову, но на вкус оказалось вполне съедобно и даже вкусно.
- Ну, все, брюхо ты волосатое. Держись.
Серныш спускается с дерева и продвигается к логову Воль. Тихо передвигаясь на мохнатых лапках по логову, она будто впервые все это видя, удивляется с каким уютом все обставлено. Стеклянные вазочки с листьями, собранными за долгие годы жизни; домик-миниатюра с проживающими в нем фонарьками; рисунки на глиняных плиточками, вывешенные по комнате в хаотичном порядке; портретики друзей в лиственных рамочках; маленький каминчик прямо напротив входной двери, над которым висят различной формы игрушки из смолы; рабочий стол, на котором еще догорает свеча рядом с кружкой недопитого зелочая, лежит листок Бигвуда (у этих деревьев самые большие листья, поэтому мы используем их в качестве того, на чем можно писать) и Перожук. Кстати рабочему столу стоит уделить отдельное внимание. На нем, в большинстве случаев, творился невообразимый хаос, и, казалось бы, любой другой Вудлянин мог бы пропасть в этом хаосе, если бы его попросили найти там Перожука. Но при этом, сама Воль знала где, как, что и в каком количестве лежит на ее рабочем столе. И она находила на нем все, что угодно, не успевал ты даже договорить, что собственно тебе требуется. И, конечно же, гордость хозяина этого логова - книжный стеллаж полностью забитый литературой от потолка до пола, и маленькая табуреточка напротив, чтобы проще было достать книги с верхних полок.
- Так, хватит рассматривать, а то залипну, и опять буду удивляться, почему уже так поздно.
Серныш проходит в сонную комнату и наконец-то видит виновницу своего путешествия.
Это была большая волчица, цвета зеленого спелого яблока. При каждом вздохе шерсть на ее теле переливалась от ярко до бархатно-нежного зеленого цвета. Хвост то плавно вздымался вверх, то равномерно ложился обратно на диванку. И так достаточно долго. Наблюдая за этим действием можно было впасть в глубокий сон и составить компанию хозяйке хвоста.
- Воль, вставай. Вставай давай. Опять все дела проспишь
- Мэ....
- Вооооль! Вставай скорей! Давай я пока приготовлю покушать, а ты как раз соберешься
- Мээээ...
Серенькая подушка уходит на готовню и думает, чем бы вкусным удивить дорогого друга с утра пораньше. Порывшись в своей бездонной шерстяной сумочке, и найдя там провиант, она решает приготовить смесь из кортышки, разноцветной рапусты и справить все это нарезкой свежего митвуда и подливкой на основе свежей росы. А в качестве напитка собрать зернышек Кофитоций и сварить свежего кофития. Это займет немного времени, зато мохнатая будет сыта до отвала.
Малышка носится по готовне, будто потерпевшая крушение гусеница, но при этом проделывая все четко, быстро и ни оставляя никакой грязи в готовне.
- Ну вот и готово, - она красиво раскладывает завтрак по древесному подносику и украшает все веточкой самых любимых Вольных белепестовок.
Попой отворяя дверь в сонную комнату Воль, она неслышно продвигается к диванке и ставит поднос со вкусностями на тумбочку рядом.
Хвост прекращает свое вздушное плавание. Носопетка Воль, словно древесный сигнальщик начинает нервно подергиваться. Воль проснулась, о чем сказал ее открывшийся, и выискивающий зрачками-блюдцами источник пленяющего аромата.
- Ну, неужели!
- Я тебя ненавижу, Саль
- И тебе доброе утро. Давай, окончательно поднимай тело с диванки и пойдем завтракать.
Содержимое подноса пропало буквально в мгновенье, сопровождаемое сьорпанием и монотонным пережевыванием.
- А вот теперь я тебя обожаю
- Да...что надо Волку для счастья? Хороший, вкусный, сытный завтрак.
Воль улыбается, и ее ямочки на щеках радуют меня меня больше, чем миллионы спасибо.
- Так, причесываем шерсть и идем на встречу с нашим общим парнокопытным знакомым.
- Овеликоедерево....парнкопытные с утра..это вкусно..
- Ты говори меньше, собирайся быстрей, По не любит ждать
- Бу-бу-бу-бу-бу..
По жил достаточно близко. Он был не из любителей жить в особо населенных местах, поэтому его жилище представляло собой окруженную деревьями лужайку, на которой он и проживал свой век. Периодически выходя в лес собрать свежей росы с зеленью или попугать малышей единорогов.

- Этот придурок все-таки умеет приманивать к себе весь лес запахом своей готовни. Если бы другие жители знали где он живет, они не покидали бы его жилища, а наш дорогой По не успевал бы гонять за свежей росой и листвой, а митвуды не успевали бы обрастать.
- Хах!, - смеясь, выпаливает Саль, - Да, наш придурок умеет привлечь внимание
- Не то слово...
Саль и Воль подошли к жилищу По. Постучав по дощечке с красиво выгравированным "По", наши герои ждали последующей реакции. Послышалось равномерный цокот копыт и неразборчивая речь. Между двумя вудверями возникли лапки По, с тонкими и изящными пальцами. Больше было похоже, будто это не руки, а крылья бабочки, пытающиеся раздвинуть стволы деревьев, чтобы вырваться из плена. Затем показался и весь По. Это был кристально-лазурный среднего роста кентавр. С тонкой линией черной гривы от макушки до поясницы (ее человеческой части) и цвета каленой стали копытами. Глаза его были пепельно-серого цвета,а на конце болтающегося словно хлыст хвоста красовалась угольно-черная кисточка меха.
- Не прошло и года
Саль покосила на Воль взгляд.
- ЧТО?
- Ни-че-го...
- К твоему жилищу маршрутные медведи редко ходят
- Ага. До меня ведь так далеко ехать. На другой планете живу
- А разве н..
Саль легонько наступает на лапку Воль.
- ..ЕЕЕТТ
- Я предлагаю продолжить беседу за чем-то, судя по запахам, вкусным у тебя за столом, По. Ты не возражаешь?
- Да, так будет куда уютней, и цитиний с земляникой как раз заварился.
- Вот и славно!
Наши герои прошли вслед за По в его жилище, а вудвери закрылись как только маленькая Саль впопыхах перебежала порожек.